Авторы

Новости

Площадки

Организации

Премии

Календарь

Издательства

Туры

Ссылки

Контакты

Хорошая подборка http://e-salat.ru/category/salaty-na-skoruyu-ruku, салаты на скорую руку.

Вернуться на главную

Вернуться в Когоута

Саша Мостин

Павел Когоут: 'Мы, чехи, очень рациональны'
Россия в принципе не изменилась. Следовательно, выводы сделаны, больше держись Запада

Источник: "Die Tageszeitung", Германия), 22.09.2008

taz: Господин Когоут, когда Вы услышали о вступлении российских войск в Грузию, Вы должно быть подумали о подавлении 'пражской весны'?

Павел Когоут: Совсем нет. Я не знал, что я должен был об этом думать. Одно мало связано с другим.

taz: Возможно, это связано с 40-летним юбилеем, но многие, начиная с Кондолизы Райс (Condoleezza Rice), видят здесь параллели.

Партнеры

Павел Когоут: Это их мнение. Чехия и Словакия никого не обстреливали, они также не вели никаких территориальных диспутов и никуда не посылали танки. Единственное, что связывает ввод войск в Грузию с вводом войск в Чехословакию в 1968 году, это то, что в обоих случаях речь идет о нападении России. Такая уж российская политика.

taz: Что же сделали неверно Евросоюз, НАТО или Германия в своей политики в отношении России?

Когоут: Евросоюз продолжает оставаться слишком слабым в своей внешней политике. Достаточно подумать о Косово. О ситуации на Кавказе нужно судить совсем другими критериями, нежели это делается сегодня.

taz: Косово, расширение НАТО, запланированное размещение американского противоракетного щита в Чехии и Польше. Разве Запад немного не провоцирует Россию?

Когоут: Но русские точно знают, что противоракетный щит не направлен против них. Это же все уже достаточно объясняли. Политическая игра.

taz: Боится ли Чехия русских?

Когоут: Мы, чехи, очень рациональны. После Второй мировой войны мы считали Россию правильным патроном, поскольку другой - Англия и Франция - оказался настолько несостоятельным. Русские тогда сделали большую ошибку, что они ввели войска в страну, с которой они никогда не конфликтовали. Чехи и русские никогда не боролись друг против друга. Поэтому нападение и было таким ужасным. Потом их, естественно, ненавидели, как ненавидят всех оккупантов. Когда русские ушли домой, многие чешские женщины плакали, поскольку им было жалко молодых солдат, которые в набитых до отказа вагонах уезжали в неизвестность. А сейчас видно, что Россия в принципе не изменилась. Следовательно, выводы сделаны, больше держись Запада.

taz: А что касается Вас лично? Ведь многие чехи смотрят на Восток со скорее неприятным чувством.

Когоут: Я не сужу страны по их политическому руководству. Я восторгаюсь русскими за их жуткое терпение, с которым они действительно все выносят. На протяжении многих столетий. Русским не хватает нечто вроде Французской революции. Она в конечном итоге привела бы к демократии. Если посмотреть на русскую революцию и русскую историю, становится понятно, что им нужно еще дать время, но их не нельзя терять из вида.

taz: Чехам тоже не хватает революции?

Когоут: Почему тоже? У нас еще в средние века у гуситов были основы демократии. А потом были славные австрийцы, которые нашу Чехию привели к демократии. Уже в конце 19 столетия Чехия была довольно демократической страной. Так, например, свои проблемы с немцами или австрийцами мы не решали в уличных боях, а на заседаниях парламента во Франкфурте и в Вене.

taz: Отразилась ли эта демократическая традиция в попытке проведения реформ во время 'пражской весны'?

Когоут: Если смотреть с высоты дня сегодняшнего, следовательно, рассматривать ситуацию после стольких лет, речь не идет о том, чтобы решить квадратуру круга. Социализм советского образца нельзя было улучшить. Но речь шла о том, чтобы сделать страну пригодной для жизни, а систему переносимой. И это было сделано на чешский лад. Поскольку более ранние попытки в Берлине, Познани или Будапеште привели только на баррикады и к кровопролитию. Чехи попытались открыть коммунистическую партию изнутри. Это было возможно только здесь, так как партия тогда насчитывала полтора миллиона членов. Сотни тысяч вступили в партию после войны с самыми лучшими намерениями. Они тогда и были силой, приводившей в движение попытку проведения реформ.

taz: Вы же не рассчитывали на сталинский террор, который бы последовал в 50-е годы.

Когоут: Да. Это были приличные люди с хорошими представлениями. Когда они заметили, что они изгоняют черта с помощью Вельзевула, им неожиданно стало стыдно, и они захотели исправить систему.

taz: Поражение этой попытки реформ, следовательно, последнее доказательство невозможности реформировать систему, посеяло зерно для 1989 года?

Когоут: 'Закат' Советского Союза стал следствием многих компонентов, прежде всего, мудрой политики Запада. Тогда, правда, миллионы немцев протестовали против размещения 'першингов', но 'першинги' были единственным путем, чтобы посадить Советы за стол переговоров. Диссиденты, гражданские движения, такие как Хартия-77, естественно, были важными составными частями. Но, конечно же, не решающими. Звезды в этот раз также были к нам благосклонны.

taz: Не сыграла ли в этом свою роль 'братская' оккупация Чехословакии, которая лишила многих последней иллюзии по поводу того, что у социализма есть будущее?

Когоут: Да, конечно. В противоположность ГДР здесь с 21 августа 1968 года знали, что партия реформам не поддается. Поэтому я смеялся, когда осенью 1989 года достойный уважения писатель Штефан Хейм (Stefan Heym) и руководитель 'Штази' Миша Вольф (Mischa Wolf) вместе, стоя на грузовике, на берлинской площади Александерплац провозгласили социализм с человеческим лицом.

taz: Многие чехи сегодня сдержанно и даже критично относятся к попытке реформ 'пражской весны'.

Когоут: Это же поколение тех, кто несет на себя часть вины за участие в процессе нормализации 70-80-е гг. Партийное и государственное руководство оказалось совершенно несостоятельным. Потому что, несмотря на поддержку 15 миллионов человек они подписали постыдный Московский протокол. После этого было много людей, которые использовали ход истории для собственной выгоды. Потому что из партии не только были выброшены, но и лишены своих постов полмиллиона человек. И потом многие стремились занять эти посты. Самые видные антикоммунисты сразу же вступили в партию и стали выражать единое мнение. У многих и сегодня нечистая совесть.

taz: Как Вы пережили 21 августа 1968 года?

Когоут: В августе 1968 года я и моя подружка поехали в Зальцбург, чтобы там пожениться. Наши документы не пришли, и мы поехали дальше в Италию. В Сан-Марино мы поняли, что не можем жить друг с другом, так как по важнейшим политическим вопросам мы придерживались разного мнения. В среду 21 августа мы прибыли в Перуджо и там окончательно расстались. В этот момент по улице шел продавец газет и выкрикивал: Cecoslovacchia e occupata (Чехословакия оккупирована). Так мы остались вместе. До сегодняшнего дня.

Павел Когоут (Pavel Kohout) - известный современный чешский писатель (поэт, прозаик, драматург), публицист, общественный деятель, один из виднейших представителей поколения 'пражской весны'